?

Log in

Добрый день! Меня зовут Ольга, мне 49 лет.
Работаю очно и по Скайп с личными и семейными вопросами, веду группы с 2003 года
Если вам кажется, что у вас есть задача или проблема, или вопрос, в которых вы застряли. Что хочется изменений, но не получается. Или непонятно, какие это должны быть изменения. Или точно ясно и понятно от чего хочется уйти, и пока не очень ясно, к чему хочется прийти. Могу помочь в этих ситуациях.
Я умею "переводить" со взрослого языка на детский и обратно, с подросткового на бабушкин и дедушкин, с женского на мужской, с мужского на женский
Помогу решить вопросы
- Личные, отношения в паре. Отношения в семье. Отношения между детьми и родителями
- Отношения в бизнесе, среди коллег, между руководителем и подчиненным.
- Проблемы панических атак и фобий

Мой опыт работы с клиентами составляет 16 лет. Записаться и задать вопросы можно по тел. +7-916-167-7569. Скайп hel_ya

В работе использую гештальт-подход, методы психодрамы, телесной терапии, клиенто-центрированный подход
Кабинеты в Москве^
м. Новокузнецкая,
м. Пл.Революции,
м. Измайловская

обо мне есть информация на сайте Психологического Консультирования http://psycounseling.ru/schastlivceva_olga, также на моей странице в Фейсбуке, в Контакте и на сайте психологов b17



Психологическое образование: НИИ Социальной Психологии и Психологии Развития Личности (НИИ СПиПРЛ), Институт групповой и семейной психологии и психотерапии (ИГИСП), Гештальт-центр Нины Рубштейн при Институте гештальта и психодрамы(МИГИП), Московский Гештальт Институт (МГИ), Второе высшее образование - Современная Гуманитарная Академия (СГА), факультет психологии

Зачем хожу к психологу?

Считаю, что психолог или психотерапевт - это именно тот специалист, который помогает Мне самому по-новому взглянуть на мои мысли, на мои действия. И тогда я вижу новые пути для себя, новые возможности, там, где до этого была глухая стена
Странная логика, но дело обстоит именно так. Ее мама рассказывала, как еще девочкой мечтала о золотом перстне – видела его в витрине ювелирной лавки. Для мамы в детстве это было главное развлечение – в воскресенье прибежать на главную улицу их городка, к яркой блестящей витрине. Там на бархатной подушке брызгал искрами золотой перстень с голубым прозрачным камнем. Так вышло, что из украшений у мамы были только золотые сережки, которые достались дочери по наследству, но дочери не нравится желтый металл.

Дочь сидит передо мной на диванчике в кабинете и рассказывает про маму, про маленький городок, про мамины мечты. Назовем эту женщину Анной. Она уже взрослая, у нее сыновья. Она сама строит свою жизнь. Но каждый раз выбор дается ей с огромным трудом.

Сегодня мы заговорили о женских украшениях и о том, что они не носит никаких, у нее не проколоты уши для сережек. Хотя сережки ей очень нравятся, разные. Особенно серебряные и самые простые – белый металл, современные, веселые, сейчас их такое великое разнообразие. Но она не носит никаких. Ходит на выставки, разглядывает камни, любит из и знает, покупает украшения в подарок. Но только не для себя.

- Почему?
- Потому что мама не любила серебро, - говорит Анна очень тихо, наклонив голову, словно прислушиваясь к своим словам, - Мама называла серебро «черным металлом», говорила, что от него чернеет кожа – у нее и вправду от серебра могли быть темные следы от кольца, если она пробовала носить. У меня такого не бывает, я проверяла, но я все равно не ношу серебро. Мама бы не одобрила

Последние слова она произносит совсем тихо, мне приходится их угадывать.

И всю эту современную бижутерию мама бы тоже не одобрила. И те роскошные серьги «ловцы снов», которыми Анна любовалась у меня. Было видно, что ей они очень понравились. Но мама….

Про тренинги и сыр

Зачем так много тренингов?
Зачем некоторые часто ходят к психологам?
Зависимость ли это?

Давайте представим, что в одном из миров люди никогда не видели сыр. Его там никто никогда не делал. Все было – молоко, сметана, творог, даже творожные сырки в шоколадной глазури, даже сырники, а сыра никогда не было. Никто про него ничего не знал. А к словам сырники и сырки все давно привыкли, мало ли кто и когда и зачем их так назвал? Все так говорили всегда и все тут.
И вот однажды компания людей в этом мире придумала делать сыр. Сыр стал появляться в разных городах. Он был разный и очень дорогой. Очень. Но по результатам исследований тамошних ученых – сыр оказался очень полезным. Для здоровья. Ну и он был таким вкусным, что его сразу многие полюбили. Кто-то полюбил сыр с дырками, кто-то полюбил сыр, который больше всего походил на привычный творог, а кто-то и вовсе полюбил сыр с плесенью. Причем разные люди любили сыр с разной плесенью, различали ее по цвету, например.
И сыр оставался дорогим продуктом.

- Зачем ты покупаешь сыр? – можно было услышать в магазине
- Мне он нравится. Просто нравится, а я люблю покупать то, что мне нравится

И потихоньку многие жители стали выбирать себе тот сыр, который нравился именно им. Они пробовали, выбирали. Многие становились приверженцами одной марки, другим нравилось покупать разный сыр по разным поводам. И к сыру постепенно привыкли.

А в другом мире компания людей придумала делать тренинги. Обучать людей в группах. Обучать разному – кто чему захочет. Потому что по результатам исследований тамошних ученых оказалось, что люди в группах очень хорошо могут чему-то учиться. Помогает коллективный дух, общая поддержка, люди видят, что у других тоже может не сразу получиться. Соперничество тоже помогает. А при хорошем ведущем – все это может быть приятно, весело и полезно.

- Зачем ты ходишь на тренинги? – можно было услышать в беседе
- Мне нравится. Просто нравится, а я люблю делать то, что мне нравится. Мне нравится учиться чему-то новому в хорошей компании. Мне нравится становиться успешнее, или просто пробовать быть разным там, где меня никто не осудит, там, где я могу доверять людям. Да и мне просто это нравится.

Морали не будет. Есть те, кому нравится сыр, а есть те, кому не нравится.
Есть те, кому нравятся тренинги. Есть те, кто любит пробовать и изучать – понравится ему что-то или нет.


Они оба выглядят очень уставшими.
Словно жизнь удалась, но перестала быть интересной. Они оба, действительно, очень устали, может быть настолько, что уже привыкли и не замечают этого. Нет сил замечать усталость и тяжесть. Говорят тихо, спокойно, как по накатанному. Кажется, что этот разговор они отработали за долгие годы и в любое время начинают с любого места, не задумываясь:

- Ну почему он пьет?! Чуть не доглядишь, то отмечали, то к другу зашел, то пиво это, уже каждый день же, – она сразу подается вперед, на ухоженном лице лоб собирается морщинками, брови поднимаются вверх.
- Почему она меня всё время пилит?! – он морщится, словно хочет уйти, но удерживает себя.
- Ну, это же вредно ему для здоровья. У него же давление! И ребенок же видит!! – она чуть всплескивает руками, чуть покачивает головой из стороны в сторону.
- Но она же всегда пилит и ворчит, даже когда я трезвый. Всё ей не так. Всё время найдет, к чему придраться. Хоть что сделай, всё будет не ладно! – он тоже пытается рукой что-то сделать, то ли рубануть по воздуху, то ли стукнуть кулаком по колену, но выходит только легкое вздрагивание. Он словно сам себя все время удерживает, останавливает.

- Но у меня же накопилось!! – уже громче произносит она, и в голосе слышится много какой-то просьбы.
Она смотрит на меня внимательно, ждет сочувствия, ждет, что мы сейчас поговорим с ней долго и обстоятельно про то, сколько и чего у нее накопилось. Будем повторять слова друг друга, сочувственно вздыхать, много кивать, и говорить слова «ужас какой-то», «сколько же можно терпеть», «сил уже нет». И опять, и по кругу.

А он будет привычно ждать, когда это закончится и когда уже можно уходить.

Они верят и не верят. Они пришли попробовать изменить, но изменить что-то - это так страшно, что разговор вязнет. Конечно, страшно.
Вот он перестанет пить – и что она будет обсуждать с родными и соседками?
Они так давто вместе, вдруг он по-трезвому посмотрит на нее и разлюбит?
И всплывут все вопросы и проблемы, до которых сейчас «руки не доходят»
Конечно, страшно.

И любое слово запускает механизм, который давно раскручен.
Но они пришли пробовать. Пришли вместе. И для меня это самое важное

"Смотреть вперед?"

Буквально сегодня в работе беседовала с клиентом:
- Почему вы думаете, что будет именно так?
- Потому что у меня так было.
- И вы боитесь, что это повторится?
- Конечно, боюсь. Помню, как мне было тяжело, трудно, больно. Хорошо это помню, не хочу, чтобы это повторилось со мной.

Парадоксально, но планируя свои планы вперед, мы склонны смотреть назад, на что уже было, что уже случилось с нами когда-то. Возможно, давным-давно. Возможно, что не в этом городе.

Вы скажете, а как же еще? Это наш опыт, он есть. Мы отталкиваемся от того, что есть. Отталкиваемся? Или остаемся в нем?
Все правильно, у нас есть опыт. Мало того, он точно никуда от нас не денется, оглянемся мы или нет, в любую секунду он с нами. Сверяться с ним бывает полезно и важно.

Но что случится с нами там, впереди, мы не знаем. Еще не знаем, только предполагаем. Впереди неизвестность. Новый день. Новые данные. Новые мы сами. Неизвестность.
Неизвестность может пугать. Нет гарантий.
Гарантий очень хочется. Мы стараемся себя успокоить, обезопасить. Что мы можем сделать, чтобы себя успокоить?

Опираться на опыт? И да, и нет Он уже точно не подходит в данной ситуации. Потому что никогда не повторится. Никогда. Прошлое прошло. Даты другие, все другое, мир другой, дивайсы другие.
Все новое.
Может ли это быть опасно - смотреть назад, вспоминать, перебирать прошлое? Например, можно увлечься и не заметить, как там, в новом, все устроено.

Я привыкла всегда ходить этой дорогой, она короче – а тут вдруг стройка и все перекрыто.
Я привыкла всегда звонить по телефону – а по скайпу получается дешевле.
Я привыкла всегда спрашивать родителей – а они этого и сами не знают.
Словно мы движемся вперед, развернув голову назад. Опасно? Еще бы!

Я бы предложила поглядывать и туда, и туда.
Вспоминать опыт. Проверять реальность.
Замечать, когда я снова нахожусь в моем прошлом, подходит ли оно мне сейчас? Подходят ли мои привычные фразы для моих новых знакомых? Подходит ли мой выбор времени для нового маршрута? Подходит ли мой привычный отпуск для моей увеличившейся семьи?

Иногда мы говорим странные вещи. Например, большинство из нас, и я тоже, на вопрос - Зачем?
часто отвечаем - Потому что!

- Зачем ты туда пошел?
- Потому что я там всегда хожу!
Замечали? А вы поэкспериментируйте.

Каждый раз удивляюсь, когда слышу это в собственной речи. Редко, но проскакивает.
Не устану повторять, что привычки – могучая сила. И пока мы их не замечаем, пока нам кажется, что они экономят нам время - они начинают управлять нами, делают нашу жизнь не нашей.

Начинается, как обычно, с детства.

- Ты зачем это сделал?! – тычет мама в малыша сломанной игрушкой. И вряд ли она действительно интересуется: «Зачем? Для какой цели, ты мой милый, уничтожил эту дорогую машинку?»

Вряд ли она ожидает от двухлетки развернутого ответа, что «Мама, в моем возрасте дети много экспериментируют со всем, до чего они могут дотянуться, что могут потрогать руками. Но в этом возрасте, мама, контроль за применением собственных сил у них еще не развит, поэтому ломают они неосознанно, не для того, мама, чтобы причинить тебе печаль»

Чуть позже, уже умея говорить, малыш в словах мамы: «Ты зачем опять?.....» явно услышит не вопрос, а укор. Короткое и яркое послание «Ты плохой». Но так как грозный голос содержит вопросительную интонацию, то надо отвечать. Что можно ответить на это? Правильно, пора оправдываться, рассказывать, почему так произошло, защититься от уже нависшей над тобой вины.

Время идет, привычки остаются незамеченными, словно камешки в реке, вокруг все течет, а они не меняются. И ладно бы.
Но мы так и продолжаем общаться с близкими – спрашиваем не то, что спрашиваем, отвечаем не то, что отвечаем. И удивляемся, куда уходит любовь, близость, доверие?

И если попробовать перевести диалог мамы и ребенка, может получиться примерно следующее:

Мама: "Да, я не задаю вопрос, я кричу, потому что я устала на работе и по дому и хочу, чтобы ты меня радовал, кровиночка моя. И у меня уже очень много накопилось усталости, и руки опускаются от того, что я не знаю, как все успеть и как мне с тобой жить дружно, мой сыночек."

Маленький сын: "Мама, я слышу, что ты мною недовольна, я боюсь тебя сейчас, и я в растерянности. У меня не было желания тебя огорчать."

И вот как тут быть?
Тыжпсихолог должен при встрече оказаться тем человеком, который уже решил все(все!) свои проблемы и научился не заводить новых. Он никогда ничем не болеет, ибо просветлен и видит мир насквозь. Он видит насквозь всех людей вокруг и все процессы вокруг на несколько шагов вперед. Зачем?

Потому что для меня, как для клиента, это бесконечно выгодно.
Потому что тогда мой психолог – есть «идеал отца и матери, и самого мироздания», он ответит, решит, посоветует, а я маленький такой, практически новорожденный, и мне ничего не надо делать, только слушать советы. Мне наконец-то можно перестать напрягаться, впрягаться, выпрягаться и делать всю работу моей жизни, начиная с утреннего подъема.
Мало того, если я маленький, и если я утром проспал, то мне можно начать оправдываться и капризничать, тогда меня пожалеют. Взрослому это делать бессмысленно. Капризничай на здоровье, но мы тут тебя уже уволили, так что продолжай.

Но если я маленький – это был не мой выбор «проспать», это так сложились злобные обстоятельства, а я опять же невинная и несчастная жертва этих обстоятельств.

А если вдруг психолог – это живой человек, и у него, к моему ужасу, есть слабости, да еще ровно такие же, как у меня и других обычных людей, тогда что же получается?

Что у человека со слабостями получается быть профессионалом? Успешно и эффективно помогать другим? Самому стать успешным, причем обычно после непростого и довольно травматического жизненного пути? Сделать себя? Получать хорошие деньги? Быть довольным своей жизнью? Уметь видеть плюсы и получать эти плюсы практически, на ровном месте?

То есть у меня, с моими слабостями так может получиться? И что же тогда, не надо мне меня за мои слабости ругать? Это милое и привычное занятие оставить, а что делать? Полюбить себя, такого как есть, трудиться для своих задач и стараться для своих целей? Вы серьезно? Ну, во-первых, я так не привык. А все, к чему я еще не привык, это трудно и сложно и фу

Так что я еще поищу, найду святого и буду верить в самопомогающие мне чудеса без моих действий. Я маленький еще, ну вас

охота на себя

хожу и думаю - почему мне с таким трудом дается самопиар и самопродвижение. Знаю, что я профессионал, уверена, знаю, что я классная, полезна клиентам и что они полезны мне, люблю работу, много удовольствия в работе нахожу. Но пиариться для меня - жесткий труд

и тут заметила, что есть у меня внутри одно знание обо мне, звучит оно так:
Близкие мне - они хрупкие, слабые, я рядом с ними всегда сильная
Мама и папа - хрупкие, слабые, я рядом с ними всегда сильная, а часто еще и виноватая
Мои клиенты и мои конкуренты, я же их люблю, значит и они - хрупкие, слабые, нельзя конкурировать, надо жалеть и отступать. Они хрупкие, а я сильная

С этим моя логика не справляется, это подарок от детства

Если рядом кто-то мой близкий или любимый - то я сразу Монстр, то мне уже заранее всего много, я много хочу, много получила, и должна уже заранее виноватиться, уже виновата

вот так, пойду побуду с этим

Как любить свои ошибки

Что такое ошибки? Как начать хвалить себя за ошибки?

Для начала вопрос:
Если мой ребенок учится чему-то – писать, рисовать, готовить, шнурки завязывать. И вот он что-то сделал не так, ошибся – пролил, испачкался краской, порвал лист карандашом, рассыпал муку. И я его ругаю, я сержусь – в этот момент я забочусь о нем или о себе?
Если я его ругаю, то я или ждала от него сразу супер-результата, или тороплюсь поскорее закончить с этим, или…. Да, о себе, конечно, я думаю.
Вернее не замечаю, что думаю о себе
Если я думаю о ребенке. То я точно знаю, что он в начале пути. Я радуюсь уже тому, что он интересуется, трудится, начал новое дело, оторвался от мультиков и планшета.
Я точно знаю, что ему нужно время, чтобы что-то начало получаться. И я готова ждать столько, сколько понадобиться моему единственному в мире малышу. А не столько, сколько написано в справочнике «среднестатистически» для неизвестных мне среднестатистических детей, которых может быть, и не существует вовсе.
И не столько, сколько потребовалось детям соседки, может она все придумала, а им больше потребовалось?
Если я думаю, о ребенке, я точно знаю, что ему сейчас нужна моя поддержка. Ему сейчас трудно и моя задача – замечать, как он потрудился, как ему непросто. Не хвалить просто так на ровном месте – это не будет ценно. А сопереживать, почувствовать, как ему сейчас – от чего он устал, а от чего он горд. И поделиться с ним моим сопереживанием.
И я точно знаю, что мой ребенок в начале своих путей будет ошибаться.
Он точно будет ошибаться. Обязательно. Потому что он пробует, он делает что-то непривычное.
Как он может не ошибиться?
И тогда я знаю, что каждая его ошибка – это не ошибка – это ступенька, проба, шаг в новое. И тогда у этой ступеньки нет знака «хорошо» или «плохо»
Он идет, он учится, он пробует. Нет оценок, это начало, ошибки в начале необходимы.
Ошибки детей – это сигнал для нас – «будь рядом, верь в меня!»
Возможно, многие взрослые скажут, что с ними так не няньчились.
Что за ошибки их ругали так, что хотелось провалиться сквозь землю.
Да, со многими так и было.
И мы это приняли от родителей, взяли в свою жизнь, и продолжаем так с самими собой обращаться. Мама и папа давно нас не критикуют, мы делаем это сами.
И тогда наши ошибки становятся нам самим не ценны.
Нам становится не ценен наш труд, наш пот, наши старания в любом месте, где мы учились новому

Мы не могли не делать ошибок

Но по чьему-то мнению – делать их мы не имели права.


Profile

сложить руки домиком
hel_ya
Ольга
Website

Latest Month

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com